Бокс

Николай Булгаков: Принцип «делай как я» в боксе не работает

С заслуженным тренером России, старшим тренером сборной Белгородской области по боксу встретился журнал «Спортивная смена»

Николай Булгаков учился у лучших тренеров Советского Союза – может быть, в этом и есть секрет его личной успешной карьеры?

30 боёв в 9 лет – преступление

– Николай Николаевич, вы проводили тренерские семинары в разных частях страны…

– Объехал 17 регионов. Был в Поволжье, на Урале, в Крыму. Потом началась пандемия, и всё накрылось.

Я заметил, что многие тренеры берут мальчиков с 6–7 лет. И говорят: «Посмотри, как он боксирует!» Мальчику 9 лет, а у него уже 30 боёв. Отвечал им: «Вы что, с ума сошли? Психику же ребёнку ломаете. Он дойдёт до юношей, максимум до юниоров, потому что потом начнётся отторжение от этой деятельности». Это не просто неправильно, а преступно по отношению к ребёнку.

Из положительного: тренеры с удовольствием воспринимают информацию и совершенствуются. При этом молодым и взрослым тренерам не хватает взаимопонимания. Молодых тренеров сегодня вообще мало, потому что зарплаты в спортшколах низкие.

– А во сколько лет ребёнку надо начинать заниматься боксом?

– Я записался в секцию в 14. Стоит ли мальчиков принимать в секцию, к примеру, в 10 лет? Спорный вопрос. Они только познают мир, развиваются, внимание рассеянно. А ещё юные боксёры, которые начинают побеждать, получают много внимания. Можно пройти огонь и воду, но медные трубы – испытание славой – в юном возрасте тяжело даётся.

Фото: Павел Колядин
На «Белгород Арене» открыли новый зал бокса

– Как складывалась ваша спортивная карьера?

– Я родился на хуторе Высокий Губкинского района, но семейные обстоятельства сложились так, что уехал в Череповец к родственникам и начал тренироваться там. В 1975-м призвали в армию. Служил в Ленинграде, в войсках связи. После службы приехал в Белгород и поступил в пединститут на спортфак. Тренер Альберт Флегонтович Симонов работал в ДК «Строитель» (нынешний ЦМИ), как раз рядом с институтом. Стал заниматься у него. Потом организовали зал бокса «Локомотив», и секция переехала туда.

Большой карьеры у меня не получилось, я закончил в звании кандидата в мастера спорта. Но появилось желание тренировать. Я очень много времени проводил в зале.

– Тренерская работа давалась легко?

– Конечно, были ошибки, но мне очень нравилось. Повезло встретить на жизненном пути такого наставника, как Владимир Александрович Лавров – считаю его одним из лучших тренеров в СССР. Это и тренер, и психолог, и доктор, и папа, и мама в одном лице. Он, можно сказать, по‑отцовски направлял меня. Борис Николаевич Никоноров – тоже величина, заслуженный тренер Советского Союза и Болгарии. У нас как‑то сложились хорошие отношения. На их опыте и своих ошибках я и развивался. Было большое желание познать бокс.

Дунайцев: медаль через травму

– Вы работаете почти 35 лет. Что самое важное в работе тренера?

– Найти какую‑то изюминку. Большинство этого не делает, считают, что нужно делать так, как они сказали, и всё. Но принцип «делай, как я», в боксе не работает. Ведь одинаковых боксёров не бывает, к каждому необходим подход. Если идти вопреки природе, ничего не получится. Главное – определить психотип боксёра и его природные особенности, развивать его ведущие качества и подтягивать недостающие. Если тренер правильно всё определил и сделал упор на развитие индивидуальности, это уже успех.

Некоторые тренеры гордятся тем, что их боксёры узнаваемы в ринге. Мои воспитанники разноплановые по манере ведения боя. Например, у чемпиона Европы, призёра Игр доброй воли Михаила Гала агрессивная манера, бронзовый призёр Олимпиады-2016 Виталий Дунайцев другой.

– Какой? Расскажите о нём подробнее.

– Он всё воспринимал быстро, одно действие наслаивал на другое, координация хорошая, характер боевой. В бою Виталик чаще всего выбирал правильное решение – это главное в боксе. И важно отметить такие его качества, как порядочность, человечность, искренность, никакой лживости.

В 10 лет он пришёл в секцию бокса после двух лет дзюдо. У Виталика папа был мастером спорта по боксу и думаю, что большая роль в успехах сына принадлежит ему. Ребёнок приходил домой, и они с отцом говорили о боксе, что‑то исправляли, корректировали.

– Как считаете, полуфинал Олимпиады против Фазлиддина Гаибназарова из Узбекистана Виталий проиграл по делу?

– Мои наставники учили даже в победном бою искать не хорошее, а то, что не получилось, чтобы потом в тренировочном процессе это исправлять. Да, у него в том поединке было много ошибок, не самый яркий бой. Но считаю, что он был равным.

– Вы критиковали его после боя?

– Ничего такого не было, я быстро отошёл. Никогда не срываюсь на воспитанников и стараюсь не говорить резких слов. Ведь моих ошибок, возможно, было больше, чем его. Почему я должен всё сбрасывать на боксёра? Если бы так просто всё было, не было бы тренеров.

– Вы как тренер получили какой‑то гонорар за бронзовую медаль?

–Да.

– На что потратили, если не секрет?

– Сын строил дом в Старом Осколе, и я вложил деньги туда. Сейчас осталась небольшая отделка.

– После Олимпиады Дунайцеву предлагали перейти в профессиональный бокс?

– Этот вопрос всерьёз не рассматривался, потому что ещё до Игр он травмировал локоть. Подлечили, но всё равно болевое ощущение осталось, и оно обострилось во время Олимпиады. С такой травмой Виталик бы не пошёл в профессионалы.

– Из‑за этой травмы он завершил карьеру в апреле 2020 года?

– Это главная причина. Было ограничено движение сустава, и нагрузки выводили бы его из строя. Что ни придумывай, эта травма всё равно бы периодически проявлялась и обострялась на разных этапах подготовки.

Ринг как книга

– После Рио в профи перешли два других представителя Белгородской области – олимпийский чемпион Евгений Тищенко и бронзовый призёр Владимир Никитин. Как оцените их перспективы в профессиональном боксе?

– Главное – чтобы это от души шло и не вредило здоровью. Они всегда в хорошем настроении, радостные, значит, пока всё нормально. Не люблю давать прогнозы, потому что это идёт в ущерб успеху. Лучше молча делать свою работу и идти к цели. Дай Бог, чтобы всё сложилось так, как хотят они сами и их промоутеры.

– Почему после успеха в Бразилии на высоком уровне стало выступать меньше боксёров из нашей области? На Игры в Токио никто не отобрался.

– Сложный вопрос. Есть определённые этапы развития, всё идёт волнообразно. Сейчас благодаря благотворительному фонду «Айсберг» в области открывают много новых залов бокса, ремонтируют старые. Они современные, светлые, с новыми снарядами. Мы же раньше в подвалах работали. Фонд выплачивает перспективным спортсменам стипендию за результат, помогает деньгами молодым тренерам. Думаю, пройдёт четыре года, и эта работа даст плоды.

– У наших нынешних лидеров Сергея Собылинского и Никиты Воронова есть шанс выступить на Олимпийских играх?

– Ещё в этом списке Вадим Щеблыкин. Конечно, эту планку мы и хотим взять, но загадывать не хочу. Надо доработать, довести их до такого уровня, чтобы они забрали у других боксёров право быть лучшими.

Вообще в российском боксе есть большая проблема: чтобы тренеру получать адекватную зарплату, необходим результат в 13–14 лет на первенстве России или Европы. За счёт физических данных в этом возрасте ребята выигрывают, но умения, как правило, приобретают несовершенные. Боксёры взрослеют, и исправить это потом практически невозможно.

Чтобы вырастить качественных спортсменов, нужно максимально уделять внимание технико-тактическому мастерству в юношах, а не спешить со спаррингами. Боевая практика принесёт пользу тогда, когда боксёру дали определённый багаж умений, которые поэтапно нужно доводить до навыков – до автоматизма. Всегда говорю ребятам: «Вы должны работать в ринге так, как будто я читаю книгу». То есть должна быть последовательность действий: подготовительная фаза, атакующая, контратакующая.

– Как меняется роль тренера, когда спортсмен переходит на взрослый уровень и вроде бы уже всему научился?

– Роль тренера важна до конца карьеры, и так не только в боксе. Спортсмен даже самого высокого уровня со стороны себя не видит. Да и как разорвать эту нить, если тренер работает с боксёром, скажем, 10, 15, 20 лет? Может, Виталик на Олимпиаде где‑то недоработал потому, что меня не было в его углу.

Был случай, я наблюдал за боем одного мальчика на каком‑то турнире. Первый раунд заканчивается, а его личный тренер заикается, вроде что‑то говорит боксёру, но невозможно разобрать, что именно. Я был рядом, и мне показалось, что он вообще ничего не сказал. Потом спрашивает у парня: «Понял?» Он говорит: «Да». Выходит и побеждает за явным преимуществом. Интересуюсь потом у тренера: «А что ты ему сказал?» Тот: «Военная тайна». Значит, спортсмен и тренер эмоционально чувствуют друг друга, они как одно целое.

Трусость и агрессия

– Кто, в вашем понимании, идеальный боксёр, если рассматривать всю историю мирового бокса?

– Одного такого нет. Конечно, в первую очередь на ум приходят Мохаммед Али, Рой Джонс. Сейчас нравится Василий Ломаченко.

– А Майк Тайсон?

– Я не сторонник силового бокса. Психологи проводили исследование среди боксёров-профессионалов в тяжёлом весе, и Тайсон оказался по психотипу самым трусливым. А самый трусливый – самый скоростной. К нему тренер нашёл ключик, и Тайсон стал агрессивным боксёром.

– То есть, его трусость перешла в агрессию?

– А вы не задумывались, что самый агрессивный на улице – самый трусливый? Он просто прячет трусость за агрессию. Сильный, смелый человек проявлять агрессию не будет. Он спокоен.

– Что бы вы посоветовали тем, кто делает первые шаги в боксе?

– Очень жёстко, даже жестоко относиться к своему быту. Спортсмен должен быть дисциплинированным и ставить цели. Поэтому соблюдать режим – иначе 100 % ничего не добьёшься. Телефоны убрать, потому что они выводят из режима. Я бы хотел, чтобы молодые ребята не спешили зарабатывать деньги на своих физических данных, а совершенствовали навыки, оттачивали мастерство.

Сергей Белых

Источник: БелПресса
Мы используем файлы cookie, чтобы предоставить вам больше возможностей при использовании сайта.
Продолжая просмотр страниц сайта, вы даете свое согласие на использование cookies.
Мы используем файлы cookie, чтобы предоставить вам больше возможностей при использовании сайта.Продолжая просмотр страниц сайта, вы даете свое согласие на использование cookies.