Волейбол

«Передать эмоциональность». Как работается переводчику «Белогорья»

О своих трудовых буднях журналу «Спортивная смена» рассказал Андрей Губин, который работает в волейбольном клубе больше 15 лет.

В 2002 году Андрей Губин окончил БелГУ по специальности учителя английского и немецкого языков. Устроился переводчиком в фирму, которая вскоре стала языковой школой и снимала помещение в «Космосе». В фирме не было факса, и Губин иногда заходил отправить документы в офис по соседству – приёмную «Белогорья». Так и познакомились.

«Же не манж па сис жур»

«Когда возник вариант устроиться в клуб, я приходил как пресс-атташе. Но нужен был человек с хорошим английским, так как «Космосу» предстояло провести «Финал четырёх» Лиги чемпионов. На мне – иностранная пресса и аккредитация для них. Одним из участников был французский «Тур», его тогда тренировал Владимир Алекно.

Я готовил заявки к матчам и переводил на русский фамилии игроков. А французский язык был от меня очень далёк – на уровне «же не манж па сис жур». Я не знал, какие сочетания букв какие звуки образовывают или, например, что буква «t» в конце не читается. В общем, перевёл, как смог – сделал транслитерацию. Заходит в кабинет Лев Россошик – известный спортивный журналист, который хорошо знал французский: «Кто это сделал?!». Признаюсь, что я. Он покричал немного, а потом подсказал, как правильно».

Приключения греков между Орлом и Тулой

«Зима, 2005 год, снова Лига чемпионов. Отыграли с греческим «Ираклисом», им после матча надо в Москву. Тогда ещё из Белгорода летал один рейс в день. Мне звонят, просят приехать в аэропорт и объяснить грекам, что рейс задерживается. Приехал, объяснил. Потом о задержке объявили второй раз, третий и в итоге вылет вообще отменили.

«Белогорье» дало свой автобус, чтобы «Ираклис» уехал в Москву. Меня попросили поехать с ними в качестве сопровождающего. Они все шумные, по дороге спрашивали обо всём, что видели. Между Орлом и Тулой остановились в какой‑то кафешке. Для них это было необычное приключение: борщ в пластиковой тарелке и всё такое… Томас Хофф, который тогда играл за «Ираклис», позже перешёл в «Белогорье». Я спросил, помнит ли он ту поездку. Мы посмеялись, но он сказал, что это не тот день в его жизни, который ему хотелось бы вспоминать».

Сербам проще

«Сегодня молодые игроки знают английский лучше, чем их ровесники 10–20 лет назад. Раньше на иностранных языках говорили, в основном, только те, кто поиграл за границей. Алексей Казаков и Сергей Тетюхин владеют итальянским, главный тренер Борис Колчин свободно на нём общается и по‑английски хорошо говорит, Вадим Хамутцких турецкий ещё не забыл.

Я бы сказал, что у легионеров нет большой необходимости учить русский, но многие пытаются. Понимать и говорить все учатся быстрее, а вот с чтением возникают трудности – кириллица для большинства сложная. Сербам, понятное дело, русский даётся проще, Неманья Петрич даже в быту неплохо справляется. Любопытно, что в сербском часто встречаются слова, которые у нас считаются старорусскими. Например, «дверь» у них «врата», а «правая рука» – «десница».

Термины и эмоции

«В сезоне 2007/08, когда в «Белогорье» впервые пришёл бразильский тренерский штаб с Маркосом Мирандой, пришлось глубоко вникать в профессиональный сленг. У них не самый идеальный английский, а надо было доносить особенности взаимодействия игроков, кто как перемещается, какой делает приём и прочее. На играх я сидел за тренерской скамейкой и переводил в тайм-аутах и перерывах. Непросто было за 30 секунд в шуме и гаме всё передать.

Причём не только игровые установки, но и эмоциональность – чтобы не было диссонанса, когда тренер на команду кричит, а ты спокойно говоришь. Конечно, я на волейболистов не орал, но повышать голос приходилось.

Ещё сложно работать с медицинской тематикой, приходилось и в неё погружаться. К счастью, наш доктор Юрий Дёмин очень хорошо говорит по‑английски и напрямую общается с иностранцами на узкопрофессиональные темы».

Машинка подъехала

«Легионеру всегда надо помочь освоиться, особенно в первые дни после приезда. Бывает, ездишь по магазинам, показываешь, где что продаётся. Сейчас с развитием Интернета и мобильных приложений стало легче, то же такси легко вызвать и без знания языка. А раньше игрок звонил тебе, ты вызывал такси, дожидался звонка диспетчера и перезванивал игроку: «Машинка подъехала».

Иногда полиция останавливала кого‑то – как раз с бразильцами история была. Звонили мне, передавали трубку инспектору, я убеждал не наказывать – мол, люди новые, мы им потом всё объясним. Там ничего страшного не произошло – превысили скорость немного. Да и случалось такое всего пару раз».

Режим ожидания

«Когда «Белогорье» играет в международных турнирах, я помимо перевода занимаюсь визами, размещением гостей и другими организационными вопросами как на домашних, так и выездных матчах. Мне это очень нравится, так что с нетерпением жду нашего возвращения в еврокубки. Если бы не эта работа, я бы не увидел многих стран, не познакомился с интересными людьми. По достопримечательностям обычно пробегаешь за 2–3 часа между обедом и тренировкой, но всё равно это эмоции и память».

Записал Александр Куликов.

Источник: БелПресса