Хоккей

Владимир Бовинов: «В профессиональном спорте тяжко выживать»

Интервью с белгородским хоккейным тренером.

Через Владимира Бовинова прошли почти все известные белгородские хоккеисты, которые выступали от НХЛ до КХЛ и в сборной России, и даже звезда российского хоккея Вадим Шипачев, игравший за «Белгород» в начале своей карьеры. В последнее время о Владимире Алексеевиче почти не слышно – после ухода из «Белгорода» в 2019 году он тренирует детей 2011 года рождения в Школе зимних видов спорта.


Искра хоккея с детства

Детство Владимира Бовинова пришлось на то время, когда чуть ли не все мальчишки Советского Союза хотели стать космонавтами – на 1960-е. Но он выбрал хоккей. Теперь, по прошествии стольких лет, он думает, что это было его предназначение.

Родился Бовинов 5 августа 1960 года в Воронеже. Рядом с его домом делали большую асфальтовую площадку.

Владимир с друзьями подбежали к строителям узнать, что это будет, те ответили – хоккейная коробка. Так состоялось первое знакомство будущего заслуженного тренера России с этим видом спорта.

«Тогда у меня и мыслей про хоккей не было. А эта площадка существует до сих пор, на ней открытый искусственный лед. О нем мечтал еще мой первый тренер», – вспоминает Владимир Алексеевич.

А потом он записался в секцию «Искры», у которой были взрослая, юношеская и детская команды. Дети зимой играли на первенство города и области в хоккей, а летом – в футбол. Лед советские дети в Воронеже видели лишь зимой.

В городском первенстве участвовало с десяток команд, «Искру» тренировал Виктор Петрович Иванов. Именно после тренировок под его руководством Бовинов и определился с выбором спорта – только хоккей. Иванов вывозил команду на весенних каникулах в Ленинград на товарищеские игры.

«Я тогда впервые увидел хоккей вживую, да еще и в цвете, телевизоры же были черно-белыми. СКА играл с московским «Динамо». Впечатления остались потрясающие», – рассказывает Бовинов.

А самым главным счастьем для Владимира становились вызовы из детской команды в юношескую, а потом из нее – во взрослую. «Искра» выигрывала чемпионаты Воронежской области, хоккей становился в регионе все популярнее, и дело дошло до создания профессиональной команды – «Бурана», уже много лет выступающего в Высшей хоккейной лиге России.

В хоккей – из суперсерии

Но все это было позже, а тогда выбор хоккея доставил Бовинову много трудностей. В то время с экипировкой было очень плохо. Клюшки, форму, защиту, коньки, налокотники – ребята доставали все это как могли.

И в каждой команде приходилось бороться не только за место под солнцем, но и за свою клюшку и шлем, которые забирали старшие. С экипировкой было все так плохо, что некоторые ее части разыгрывали жребием – достались тебе хоккейные трусы, и они у тебя у одного в команде. Но Бовинов справлялся с этим, он развивался как игрок, а хоккей в регионе – как спорт.

«На уровне детского восприятия развитие хоккея в Воронеже шло на глазах. Мы видели хоккей только по телевизору. И до сих пор не могу понять, почему так получилось, – недоумевает Владимир Алексеевич. – И героев среди хоккеистов для меня не было. Сильный отпечаток оставила Суперсерия СССР – Канада 1972 года, мне было 12 лет, и меня зацепил накал борьбы, стычки и драки, которые там появились и очень быстро перенеслись во дворы».

В то время нельзя было пересмотреть эти матчи – показали один раз, и довольствуйся этим. На память о них хранили фотографии из газет и журналов. И кумирами тогда становились за одну увиденную игру.

Причем в той советской сборной, игравшей с канадцами, в почете были не только Харламов и Рагулин, но и весь ее состав. Уважали и канадцев – Фила Эспозито и Бобби Кларка, и даже Бобби Халла и Бобби Орра, которые эту Суперсерию пропустили.

«Я собирал фотографии, в тетрадку что‑то переписывал из газет, сам писал – фиксировал ощущение прикосновения к истории. Суперсерия-1974, суперсерии клубных команд тоже были значимы, но 1972-го – это навсегда. Я и сейчас, когда пересматриваю, вспоминаю то, что было 50 лет назад, уверен – эти игроки действительно были великими», – считает Владимир Алексеевич.

С участниками той серии Бовинов встречался: с Борисом Михайловым – на семинарах и турнирах, с Александром Якушевым – в Высшей школе тренерского мастерства, а проводил занятия великий тренер Анатолий Тарасов.


Первый шаг в тренеры

Воронежский «Буран» создавали силами местных игроков и тренеров. Бовинов тоже стоял у истоков этой команды. В ней он провел три сезона. В первом сезоне чемпионата СССР в классе Б (1977/78) «Буран», собранный из 16–17-летних ребят из «Искры» и 17–20-летних из «Труда» – главного соперника во всех турнирах, провалился: последнее место в зоне.

Затем клуб возглавил москвич Револьд Леонов, и тогда Бовинов понял, что такое большой хоккей – тактика, игра в большинстве и меньшинстве, цена ошибок, из‑за которых команда проигрывает, профессиональной подготовки к матчам и всего сопутствующего. С Леоновым воронежский хоккей поднялся на новый уровень – «Буран» вышел во вторую лигу, причем в команде всего четыре игрока были не из Воронежа.

Но в жизни у Владимира Алексеевича случилось горе. В 1977-м от рака умерла его мама, он остался с младшей сестрой Ольгой вдвоем, так как отец ушел из семьи десять лет назад. Сестра еще училась, так что дома его никто не ждал, и он оставался на выходные на базе, где много общался с Леоновым и вникал в его работу – помогал готовить план тренировок и составлять микроциклы.

Благодаря Леонову Бовинов увидел вблизи настоящих профессионалов – на сборы в Воронеж на две недели приехали московские «Крылья Советов» с Игорем Тузиком во главе, там они играли товарищеские матчи с фарм-клубом московского ЦСКА – липецким СКА-МВО. В составах этих команд были настоящие и будущие игроки сборной СССР.

«Ехали на игру в одном «Икарусе», они сидя, мы стоя. И вот стою я, а рядом Александр Бодунов (двукратный чемпион мира – прим. авт.) сидит и там же Капустин, Шаталов, Ромашин, Лебедев. Никогда не мог себе даже представить, что встречу таких знаменитых хоккеистов и увижу, как тренируются и играют те, кто для нас на тот момент был эталоном игрока».

Когда язык – враг

Во второй лиге команду возглавил Александр Чертов. Он сделал тренировки более жесткими и привез в команду много хоккеистов хорошего уровня, с ними «Буран» поднялся в первую лигу.

Бовинов получал много игровой практики, но его карьеру загубила звездная болезнь. На одной из тренировок тренер велел ему собрать шайбы, Владимир возмутился: «Чего?!». После хоккеист извинился перед наставником, но тот решил подавить бунт. Сначала он стал убирать его с игры после первой ошибки, а потом даже выгонять с тренировок.

«Этот момент больше всего сказался на моей игровой карьере: нельзя так говорить с тренерами», – делает вывод Бовинов.

Он учился у приезжих мастеров катанию, броскам, передачам и разным хитростям – у каждого своя изюминка. И это было главной радостью в жизни – тренироваться и играть. Он не задумывался о зарплате, премиях, квартирах и машинах, целиком отдавая себя хоккею.

Что не могло не сказаться на дальнейшей жизни. Мама Бовиновых стояла в очереди на квартиру, и семья должна была скоро переехать из общежития. Но после смерти Лидии Леонтьевны директор предприятия, на котором она работала, заявил Владимиру: приходи работать на завод и отрабатывай жилье.

Выбор встал такой – трудиться на производстве или идти в хоккейный «Буран», в котором пообещали договориться с директором завода (доверчивого парня обманули), а еще замаячила армия. В итоге же все закончилось печально – Бовинов серьезно заболел, и спорт для него практически завершился.

«Многие стесняются рассказывать, почему так рано закончили карьеру, ссылаются на травмы. Мою же карьеру закончил мой язык», – вспоминает Владимир Алексеевич.

В команде понимали, что с хроническим нефритом его игровая карьера завершена, и предложили работать администратором. В новой должности молодой парень пробыл недолго – эта работа ему не понравилась, и он поступил на специализацию тренера по хоккею в воронежский пединститут.

Бывшего игрока «Бурана» без проблем приняли бы и в другие вузы, в которых были хоккейные команды, но он выбрал спортивное образование. Так он вернулся в «Старт», бывшую «Искру», в который его устроили сторожем (свободной ставки тренера не было) на каток Мехзавода, и начал тренировать детей.

Перезагрузка

Окончив институт в 24 года Владимир Бовинов переехал в Белгород. Его друг детства Геннадий Ревин приехал из Воронежа работать в ДЮСШ при только что открытом ледовом дворце «Космос». Первые дети к нему пришли из комнаты школьника при заводе «Энергомаш», где тренировал Владимир Ершов.

«Гена позвал меня сюда, так как тренеров здесь не хватало», – объясняет Владимир Алексеевич.

Переезд связан и с тем, что в Воронеже у Бовинова появилось чувство, что здесь у него перспектив нет – без жилья, хорошей работы. И он решил начать жизнь с чистого листа. В Белгородскую область Владимир приехал со своей девушкой Галиной. Через год они поженились.

В работе молодому тренеру помогал Ершов, задачи они перед собой ставили – догнать и перегнать Харьков, в котором был очень сильный спортивный интернат – туда уехал работать Ревин. И порой у них это получалось. И они же первыми заявили белгородскую команду 1972 года рождения на первенство России.

В Белгороде с Бовиновым делились опытом баскетбольный тренер Георгий Саакян и наставник боксеров Валентин Пушкарев. Владимир Алексеевич приходил на их тренировки, советовался с ними, и сейчас он благодарен им за заданную планку в профессии.

«Следующим шагом в становлении тренером стал детский лагерь «Энергомаша», в котором собиралась вся игровая спортивная элита области – Васильев, Клочков, Сахаренков и Крамской, – говорит Бовинов. – Да, они занимались с детьми, но я видел, как они учат. Мы и в волейбол играли, и у костра сидели – незабываемые моменты. В этот спортивный круг брали не всех, и я рад, что в него попал».

Успехов у хоккеистов тогда еще не было. А когда выпускник Бовинова команды 1977 года рождения Андрей Романов с юношеской сборной России слетал в Канаду и привез оттуда сувениры, Владимир Алексеевич, увидев эти значки, чуть не заплакал.

«Смотрю на них и понимаю, чего это все стоило, как мы к этому пришли, – рассказывает Бовинов. – Возле «Космоса», там, где сейчас «Оранжевый лед», было поле, которое с натяжкой можно было назвать футбольным. И вспомнил, как под дождем Романов по уши в грязи возится там с мячом, и спортзал в «Космосе», который нам редко давали, – я стоял и думал, как можно подготовить игрока союзного масштаба, тем более в Белгороде. И вот тогда пошла плеяда: Сережка Стародубцев, Ромка Кухтинов, Лешка Колкунов».

Выделяется среди воспитанников Владимира Алексеевича хоккеистка Галина Скиба. Она бронзовый призер чемпионата мира – 2013 и 11-кратный чемпион России, двукратный участник Олимпиады.


Снова у истоков

В чемпионате РСФСР среди профсоюзных команд «Космос» в 1990-м стал первым. А потом на его базе стали создавать профессиональный хоккейный клуб, который Бовинов вскоре возглавил, а помощником он позвал Ершова.

Параллельно с «Космосом» появился новый хоккейный клуб – «Белгород». Владимир Алексеевич перешел в него, где помогал Виктору Богатыреву. Вместе они проделали путь от второй лиги до ВХЛ. Когда клуб закрылся, Бовинов тренировал детские команды разных возрастов и молодежную хоккейную команду «Белгород».

«В профессиональном спорте очень тяжело выживать, там всегда есть интриги. В нем моя наивность меня подвела, я слишком идеализировал работу тренеров и спортсменов, – рассуждает Владимир Алексеевич. – Иногда просто хотелось все бросить, как в начале тренерской карьеры, когда видел пьяных тренеров или игроков. Это теперь я знаю, что все мы не без греха».

Да и с тренерской карьерой не всегда все гладко: сегодня ты наставник больших мастеров, а завтра – начинающих мальчишек.

«Одно время ездишь с профессиональной командой, живешь в лучших гостиницах и питаешься в ресторанах, а бывает, лежишь в домике на базе пионерлагеря и кушаешь в столовой. Ко всему надо быть готовым. Для себя я определил, что мне лучше всего работать с молодежной командой. Работать на высоком уровне – только если помощником главного тренера».

Владимир Алексеевич доволен своей жизнью, проведенной в хоккее.

«Да, я не стал Шипулиным или Пушкаревым в своем деле. Они ради своего детища пожертвовали тренерской работой, сами взяли все в свои руки и вышли на мировой уровень. Я такого не добился, но мне нравится заниматься с детьми. Хочется, чтобы мальчишки, которых я тренирую, достигли большего, чем их предшественники».

Александр Куликов.

Секции по хоккею в Белгороде и области

Школы и секции, где можно научиться играть в хоккей.

Источник: БелПресса